Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Халатность и героизм. «Ъ» опубликовал полную хронологию «Снежного плена»

На трассе Оренбург-Орск в ночь на 3 января 2016 года 84 человека в метель и 30 градусный мороз оказались заблокированными в своих автомобилях.

В ту ночь погиб один человек, 12 получили серьёзные обморожения. Журналисты “Ъ” встретились с участниками тех событий и восстановили полную хронологию«снежного плена».

К семи часам вечера 2 января в районе поворота на Медногорск видимость упала до нуля. В 20:00 проезд от Краснощеково до поворота на Гай был закрыт. На Саринском плато остались автомобили, которые проехали туда до закрытия трассы.

В пробке за несколько часов собралось более 40 машин, в которых находились 84 человека, в том числе дети, хотя в первых отчетах диспетчеров экстренных служб фигурировали лишь 10–20 машин. Люди пытались дозвониться в экстренные службы.

«Начали звонить кто куда: МЧС, полиция…» — вспоминает Дилара Шаповалова. Она позвонила в администрацию Оренбурга, но дежурный ответил: «Это вообще не наш район» — и повесил трубку.

Александр Сидоренков помнит, что перебегал из своей машины к брату, оттуда звонили в экстренные службы. Отвечали: «Ждите. К вам выехали».

Старший оперативный дежурный ЦУКС Александр Есин рассказал, что в центре о заторе на 205-м километре узнали в 21:00. Он вспоминает, что в тот момент никто из администрации Медногорска, самой близкой от места, не знали не то что о режиме чрезвычайной ситуации — о дополнительной помощи не просил. Думали, что справятся сами.

К 23 часам на место происшествия прибыли дорожники. Оценив ситуацию, они вызвали 10 машин спецтехники, но они не смогли проехать.


Автомобиль Александра Сидоренкова после снежного бурана
Фото: личная страница Александра Сидоренкова на vk.com

Первые 7 автомобилей из пробки удалось выстроить за трактором К-700 и отправить их в сторону Оренбурга. Проехав несколько километров, они снова застревают.

Дорожный инженер Василий Никулин понимает, что техника бессильна и просит эвакуировать людей с трассы. К полуночи на Медногорском медно-серном комбинате находят вахтовый автобус для эвакуации людей.

Его сопровождает пожарный расчет на «Урале» под руководством начальника поста ПСЧ Алексея Зирюкина, который уже работал на трассе и с 207 километра сопроводил в Медногорск 15 автомобилей.

Участники спасательно операции и застрявшие в пробке оренбуржцы вспоминают, как они вбирались из «снежного плена».

— Край затора, где начали работать пожарные, а затем и его середина, куда они продвинулись позже, погружаются в полную темноту. Ориентироваться становится все сложнее. До этого сквозь стену снега проглядывали автомобильные фары, теперь из ориентиров — только направление ветра: движешься по ветру — уходишь от вахтовки, ветер в лицо —приближаешься к ней, пишет издание.

К 2.30 спасателям удалось добраться до края затора. Они стучат по крышам автомобилей и предлагают людям эвакуироваться. Они выводят их группами к вахтовке. К 4 часам утра МЧС разворачивает оперативный штаб.

Дорожный инженер Есин рассказал, что к 2:00 «начались уже истеричные звонки» и «пришлось по-другому смотреть на ситуацию». Местные власти до последнего утверждали, что справятся сами, но к 4 часам стало понятно, что из спасателей на трассе работает только Пименов, у людей заканчивается бензин и нужны дополнительные силы.

В 4.30 из Кувандыка выезжает ещё одна вахтовка. Она движется по длинному пути через Краснощеково, так как спецтехника заблокировала ближайшую сторону пробки.

Командир отделения пожарной части 55-летний Александр Пименов один делает до шести (точно он не помнит) выходов из вахтовки, берёт по два-три человека, чтобы люди не потерялись. Так он приводит 17 человек.

К 6:00 Пименов доложил руководству, что больше не сможет пройти.

— Я больше пойти не смогу. Могу физически просто не вернуться. У всякого человека есть предел, сколько было сил — ходил, а потом получил команду возвращаться, на это время в этой вахтовке уже было 35 человек,— вспоминает он.

К 8 часам утра объявлен режим ЧС. На место отправили дополнительные силы ГУ МЧС. Часть спасенных с трассы привезли в профилакторий Медногорска. Только к 10 часам утра к месту назначения прибывает третья вахтовка. В светлое время суток эвакуация идёт быстрее. Всего в больницы Кувандыка и Медногорска было доставлено 12 человек, четверо из них — дети.

Сильнее всего в ту ночь пострадали Александр Сидоренков и Дилара Шаповалова. 4 января из Кувандыка их перевели в оренбургскую клиническую больницу №4.

— Шаповаловой ампутировали пальцы и пятку правой ноги. Сидоренков лишился левой ступни, четырех пальцев правой руки, указательного пальца и по фаланге со среднего и мизинца левой. Его выписали в конце апреля. Шаповалова оставалась в больнице до 1 августа 2016 года, — пишет издание.

Похороны замерзшего на трассе Эдуарда Зиннурова прошли в Орске 6 января. Татьяна Козюлина, у которой случился инсульт на трассе, 10 января впала в кому, 13 января скончалась.

Полицейский Данил Максудов, спасавший людей и лишившийся пальца, получил орден Мужества, еще ряд наград и квартиру в Медногорске. Сейчас он служит в Росгвардии.

Александр Пименов удостоен медали «За спасение погибавших» и еще ряда наград. Пошел на повышение по службе.

Алексей Зирюкин награжден медалью «За спасение погибавших». В 2020 году его пожарный пост попал под сокращение, его понизили в должности.

Василий Никулин назначен руководителем Кувандыкского дорожного управления ГУП «Оренбургремдорстрой».

После «снежного плена» МЧС стало делать смс-рассылку с предупреждениями о непогоде. На трассах появились видеокамеры. В МЧС закупили 4 подвижных комплекса обогрева «Ковчег».

После ЧС были возбуждены уголовные дела. Замглавы Медногорска Андрей Дручинин обвинялся по статье «Халатность» и «Служебный подлог», старший дежурный ЦУКС Александр Есин по статье «Халатность». Они получили условные сроки. Глава Медногорска Дмитрий Садовенко был оправдан.

© Оренбург Медиа 2019

Top.Mail.Ru