Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Уполномоченный по правам ребенка Ольга Ковыльская прокомментировала уголовное дело Стремского

Уголовное дело в отношении настоятеля Свято-Троицкой обители милосердия в Саракташе Николая Стремского детский омбудсмен Оренбургской области назвала шоком, учитывая обстоятельства, которые могли произойти там с детьми. Уполномоченный по правам ребенка Ольга Ковыльская спустя две недели после произошедшего решила дать комментарий по ситуации.

Интервью с Ольгой Ковыльской опубликовал оренбургский областной портал orenonline.ru. Напомним, 26 сентября «Оренбург Медиа» обратилось в аппарат омбудсмена с просьбой прокомментировать произошедшее, однако журналисты получили отказ, кроме того редакции сообщили о том, что тема находится под строгим запретом для СМИ. Молчание Ковыльской многие расценили неоднозначно.

Точка зрения уполномоченного по правам ребенка на следственные действия в приемной семье священослужителя, при чем известной на всю Россию, была необходима. В итоге ситуацию комментировал губернатор Денис Паслер. Как стало известно позже, Ольга Ковыльская находилась в отпуске.

— Надеюсь, во всем разберутся следственные органы. Хотя у меня, как и у других посетителей Саракташской Свято-Троицкой обители милосердия, от семьи Стремских остались только положительные впечатления. В разговоре дети называли его папочкой, и это звучало искренне. Священник, само место благочинное — никому в голову не придет, что там такое возможно. И то, что в обители милосердия могло случиться с детьми, стало для меня настоящим шоком, — рассказала детский омбудсмен журналистам.

Ольга Ковыльская также добавила, что со всеми детьми в семье Стремских работают психологи, они есть в каждом детском доме.

— По закону в приемной семье может быть максимум восемь детей, включая родных, если таковые есть. У Стремского было девять, но один из них усыновленный. Остальные под опекой. Подчеркиваю, мы говорим только о несовершеннолетних детях. Цифра 73 всех вводит в заблуждение. Но это дети, взятые в семью с 1990-х годов. Среди них 44 были усыновлены, — уточнила Ковыльская.

Уполномоченный по правам ребенка в Оренбургской области сообщила, что она против того, чтобы семьи усыновляли много детей.

 — Какой смысл, чем тогда приемные семьи отличаются от детского дома? Ребенок, который из асоциальной среды попадает в более благополучную обстановку, требует индивидуального внимания. Как правило, такие дети не понимают, что такое режим, не имеют гигиенических навыков. В семье, куда он попадает, свои традиции и уклад, поэтому трудности с воспитанием неизбежны, — добавила омбудсмен.

Ковыльская также рассказала о трудностях, с которыми сталкивается аппарат при выявлении подобных ситуаций. По ее словам, если дети не жалуются о происходящем, то об этом никто не узнает. Омбудсмен подчеркнула, что у одного специалиста органа опеки на контроле может быть 200 семей.

 -Даже если то, что мне сообщили, кажется невероятным, сразу направляю информацию в СК. К счастью, в большинстве случаев такая информация не подтверждается, -заключила Ковыльская.

Будьте первым, кто оставит комментарий!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© Оренбург Медиа 2019