Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту
Реклама. Erid 2RanymnD5fe




Говорят архитекторы: экспертное сообщество раскритиковало проект генплана Оренбурга

В Оренбурге готовятся к публичным слушаниям проекта генплана города. Событие историческое, потому как документ – один из основ развития областного центра. Незадолго до слушаний, когда сам проект только опубликовали в сети на всеобщее обозрение, его начали активно обсуждать. За две недели историю с генпланом и его утверждением накрыло волной критики, она обросла серией громких скандалов. Комментировать документ в деталях официальные уполномоченные лица минарха и мэрии взялись всего за несколько дней до слушаний, но и этих разъяснений оказалось недостаточно. Вопросов у экспертного сообщества и рядовых оренбуржцев все больше.

Накануне, 11 июля, региональное отделение Союза архитекторов России обсуждение нового генплана города вынесло на повестку заседания. Среди выступающих — действующие специалисты, научные сотрудники отделения. «Оренбург Медиа» публикует часть комментариев. Объяснения экспертов логичны и имеют под собой фактическое основание. Добавим также, что ни один из членов реготделения не принимал участия в разработке техзадания для нового генплана и в непосредственной работе над ним.

Важная деталь: генеральный план развития города ранее был принят и утвержден в 2008 году. Его разработал российский институт градостроительства и инвестиционного развития «Гипрогор». Это документ, который предполагал развитие и застройку города с 2025 по 2030 годы. Юридически сегодня это рабочий документ, который имеет свои плюсы и минусы. «Срок годности» генплана истекает только через семь лет. По сути, рабочий документ именно сейчас решают полностью переделать. Для чего и по каким критериям?  Пытаемся ответить на эти вопросы.

Болевые точки нового генплана отметил доцент кафедры архитектуры ОГУ, экс главный архитектор Оренбурга Георгий Проскурин.

 — Дорога через Зауральную рощу. Очень спорное новшество, добавленное в новый документ. Ранее дорога шла в обход лесного массива. Сейчас предусматривает вырубку значительной части.

Строительство «Молодого Оренбурга» сопряжено со строительством новой магистрали через поселки Ростоши и Ростошинские пруды, где десятки домов и участков попадают под изъятие. В прежнем генплане есть все размежеванные участки, они там обозначены и законность данного решения эксперты называют спорным моментом.

По новому документу, добраться из Южного поселка на Маяк можно только через центр города. Ранее в документе была предусмотрена дорога между очистными сооружениями и районом Аренды.

В зоне строительства «Молодого Оренбурга» предусмотрено строительство 3 школ на 4,5 тыс. мест и одной школы на 5 тысяч мест.  Эксперты считают такие масштабы для  образовательного учреждения фантастическими. А плотность застройки «Молодого Оренбурга» несопоставимым с реальными цифрами.

Транспортная схема развития города, которую утверждали ранее в генплане 2008 года и уточняли в 2015 году, фактически, рассыпалась. Впервые за всю историю города генплан подгоняют под мастер-план разработанных территорий города, а должно быть наоборот. Это нонсенс. Кроме того, у города есть стратегия социально-экономического развития, разработанная в 2011 году. Она есть де-юро. Де-факто же она давно провалилась. Увы. А без научно проработанной стратегии развития мы не представляем, куда будет двигаться и развиваться Оренбург дальше.

Алентина Грекова, доцент кафедры архитектуры ОГУ

— Нам за очень короткий срок предложено было посмотреть эту документацию по генеральному плану. И уж если мы специалисты не увидели в документе полной информации, то что в нем могут понять рядовые жители города, которые придут на слушания?  Хотя у нас очень много людей из профессионального сообщества заняты в этой теме и занимались разработкой прошлого генплана. Но здесь на лицо игнорирование профессионального сообщества. Попытались кулуарно на своем уровне решить этот вопрос. А свой уровень какой? Это комфортная городская среда и точечная застройка. Градостроительного подхода в этом документе нет.

Еще один момент. Я пыталась найти, какие планировочные ограничения в проекте они указали. В частности, почему здесь не указаны горные отводы, шумовая полоса, зона затопления? То есть то, что существенно влияет на конфигурации. Это профессиональный подход. Таким образом, мы видим, что находится вокруг города, чтобы «приземлить» его на карту местности с уже существующими предприятиями и ограничениями. У нас же здесь белый лист. Мы не видим даже топографических обозначений. Для чего это сделано? Очень сложно разобраться и свести на местности эти планы. Мы со студентами сегодня начинаем работу над любым генпланом с анализа данных, а здесь этого нет вообще. И это говорит о том, что не только у заказчика, но и у профессионального подрядчика нет системы того, как правильно проектировать генпланы.

Третий момент, какие новые решения существенные вносит этот генплан? На мой взгляд – новый генплан уменьшает прошлый и в каких-то частях даже его отрицает. По своей сути, генплан делается для того, чтобы показать на большую перспективу направления развития, направления концентрации ресурсов города на те или иные позиции. Здесь не предложено ничего нового. Нет ответа на вопрос, куда будет расти дальше Оренбург.

Очень много вопросов к транспортной схеме. В пояснительной записке я прочла, что раньше в Оренбурге была предложена неправильная радианно-кольцевая система, и теперь мы, якобы, предложим правильную систему, которая основана на двух хордах –  это улицы Терешковой и Шевченко. На мой взгляд – это нелогичные и неправильные шаги, которые разрушают всю логику планирования транспортных потоков в Оренбурге.

Сергей Бренев, председатель регионального отделения Союза архитекторов России, экс глава департамента градостроительства и земельных отношений Оренбурга

 — Первым пунктом в нашем сегодняшнем обсуждении значились доклады разработчиков генплана – новосибирской компании «Корпус». Но там нам ответили, что без разрешения регионального министерства архитектуры комментариев они давать не уполномочены. Представитель минарха также не пришел на заседание, чтобы разъяснить позицию или ответить на вопросы профессионального сообщества.

Впервые мы с вами столкнулись с таким фактом, что сам город Оренбург совершенно был отрешен от всего этого процесса. Я вам могу сказать уверенно, что те остатки городской архитектуры, которые есть, не занимались процессом формирования техзадания и процессом работы вместе ООО «Корпус». Ни по сбору исходных данных, ни по сбору данных по сетевым направлениям – а это организации – РЖД, аэропорт, оперативные службы – МЧС, ГИБДД. Без этого невозможно планирование. Наверное, министерство какие-то функции на себя взяло, но подменить собой город здесь невозможно. Впервые не только чиновники городской администрации, но и депутаты – представительный орган власти, не видели ни предварительных эскизов, ничего.

Теперь мы переносимся в 2008 год. Мы там были еще молодые, нам по 22-25 лет было, но уже работал градсовет, куда мы все входили. Так вот, мы помним неоднократные приезды Белова (Станислав Белов – главный архитектор «Гипрогора», — прим. ред.) с командой по 10-15 человек. Градсовет тогда собирал большой зал мэрии. Там были все – сетевики, оперативные службы, предприниматели, общественные деятели. Сам градсовет вел Мищеряков (Юрий Мищеряков – экс-глава Оренбурга, — прим. ред.) Гвалт стоял дикий — предложения, замечания. Они все это собирали и уезжали. Потом опять и опять. Собирали исходные данные, статистику, анализ и так далее. В том генплане была видна преемственность с предыдущим. И жизнь доказала, что эта преемственность необходима.

Еще пять лет назад Оренбург был цветущим красивым центром. Конечно, сейчас у города много проблем. Но ни одна из этих проблем не учитывается здесь совершенно. Более того, никто не спросил ни спецов по отраслям, ни профессиональное сообщество, ни горожан, никто ничего не показал, и мы имеем на сегодня унизительно абсурдную ситуацию. И даже сегодня объяснится с нами не желают. Мы вынуждены о чем-то догадываться и объяснять этот генплан сами. И корень всех ошибок именно в этом.

И тогда закономерный вопрос: зачем все это? Зачем сейчас бить по больному, как в ситуации со строительством дороги в Ростошах, если в принципе эти же параметры застройки решались с нормальными развязками в прошлом генплане??? Получается, что это цепочка нанизанных друг на друга абсурдных обстоятельств. Зачем генплан? Для того, чтобы разместить в нем мастер-план «Молодого Оренбурга»? Не бывает такого в строительстве. Зачем эти изъятия и скандалы? Зачем разрушение единой транспортной схемы? Ведь, если этой схемы не будет, то у города не будет никакого бюджетного планирования. Ведь мы все понимаем, что, как только на полную мощность заработает Особая экономическая зона (расположена на северо-востоке города на ул. Тихой, — прим. ред) транспортный коллапс похоронит комфорнтую среду на северо-востоке и на севере Оренбурга. То есть количество фур и большегрузов, которые будут идти за продукцией там со всех направлений и во все направления, превысит все разумные пределы. Новая дорога для них по этому генплану пройдет через густонаселенные районы и через «Молодой Оренбург». И весь абсурд в том, что сам город никакого отношения к этому генплану не имеет.

Петр Кантаев, директор архитектурной мастерской «ЯКО»

— Самая главная ошибка заказчика сегодня в том, что не было составлено подробного технического задания к данному генеральному плану. Больной вопрос – транспортная схема и, к сожалению, здесь в новом генплане, я не увидел решения этой проблемы. У нас северо-восточная часть города и север не имеют практически никакого сообщения с югом, у нас Илекское шоссе, становясь крупной магистралью, идет прямиком по Зауральной роще. А ведь у нас в прошлом было предложение пустить в Южную часть города легкие рельсовые электрички.

Двухполосные магистрали – это тромбы. Просто тромбы. Мы уже давно кричим о проблеме. Здесь заказчики говорят о жилье, о вводе жилья, о комфортных условиях. Но нужно подумать хорошо о другом. Мы некоторыми решениями город можем привести просто в тупик. Я не увидел на карте обозначений для транспортных развязок, а они должны быть предусмотрены – здесь же генплан больше похож на туристическую карту с пиктограммами.

Большое значение сегодня играет пригород – это в том числе Нежинка и другие спальные районы, которые появляются и растут рядом с городом, это в том числе дачные массивы, и конечная точка в этом планировании должна быть – аэропорт. И туда тоже нужно заводить транспорт, быть может даже электрический, но вопрос совершенно не проработан.

У нас леса в новом генплане передают городу. И это хорошая идея, но она абсолютно нерешаемая. Сегодня у города 1,6 тысяч гектаров леса, а присоединить хотят еще десятки лесничеств – это почти 2,5 тыс. гектаров. Чтобы обслуживать такое лесное хозяйство нужны десятилетия и опытная команда. У города для этого ничего нет. Все разрушено.

Кроме того, важная деталь. Наш город является историческим поселением, а значит здесь должен быть культурный центр и административный центр. Из этого генплана я так и не понял, где у нас эти центры и почему все административные здания и бизнес стягивают к центру. Мы уже сейчас здесь тонем в автомобильных пробках и по часу добираемся на работу. В прошлом плане было как минимум три подобных направления для развития – это исторический центр, Южная часть и северо-восток. И каждое из них имело свой центр.

Юрий Григорьев, директор научно-производственного предприятия «Рона»

В новом генеральном плане развития города я не нашел ничего конкретного по части охраны объектов культурного наследия. Давайте вспомним о том, что в марте правительство утвердило документ, в котором речь шла об объединенной охранной зоне для объектов культурного наследия. Его разрабатывал институт генплана Москвы. То есть у города есть историческое ядро, и оно также обозначено в пределах генплана, хотя и немного сжато, но есть.

Так вот этот документ был призван защитить историческую застройку, но по факту вовсе упразднил охранные зоны. Их лишились 41 объект. Но об этом документе и об этом регламенте ни слова не сказано в новом генеральном плане. Я не нашел. Могу перечислить разделы и ни в одном из разделов этого нет.

Есть раздел культура и том номер 2, книга 2. Там описаны мероприятиях по охране объектов культурного наследия. Так вот там пустопорожняя болтовня и общие принципы.  Но мы с вами вели разговор о защитных зонах для объектов культурного наследия. А этот документ их упразднил. То есть раздел об охране ОКН в генплане совершенно игнорирует действующее постановление правительства и, конечно, требует переработки. Иначе документ просто уничтожит наш исторический центр.

Среди претензий архитекторов и профессионального сообщества еще десятки замечаний, следующих из подробного анализа генерального плана. Уже 13 июля, в четверг, документ будет проходить свои первые публичные слушания. Они назначены на 14.30 в доме культуры ТРЗ по ул. Магнитогорской, 80.









© Оренбург Медиа 2019

Top.Mail.Ru