Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту





Оренбургский театр кукол представил комикс «Закатъ Марса». Премьеру назвали выдающейся

Окончание очередного театрального сезона в Оренбургском областном театре кукол ознаменовалось премьерой, да не простой, а по всем статьям выдающейся. Зрители увидели спектакль с интригующим названием «Закатъ Марса», который на поверку оказался инсценировкой знаменитого романа Алексея Николаевича Толстого «Аэлита».

Рецензия культурного обозревателя, журналиста Елены Черновой

Выдающимся спектакль можно считать уже и потому, что постановщиком является известный режиссер Олег Жюгжла. «Саломея» Оскара Уайльда в его постановке уже несколько лет украшает афишу Оренбургского театра.

Но прежде чем перейти к рассказу о спектакле и интервью с режиссером, хочется вернуться на год назад – ведь именно в конце предыдущего, 86 сезона вышла премьера спектакля «Зойкина квартира» по пьесе М. Булгакова в постановке художественного руководителя Оренбургского театра Вадима Смирнова.

Примечательно, что в этих двух спектаклях главным совпадением является время создания произведений – 20-е годы 20-го века – время, когда революционный вихрь начисто смел одну эпоху, и на её месте началось создание другого мира, в котором многие выдающиеся деятели культуры того времени видели открытие новых возможностей, а также путь в будущее, которое, конечно же, будет удивительным и прекрасным.

Действие пьесы Булгакова происходит, ясное дело, ни на каком ни на Марсе, а вовсе даже в Москве, в годы НЭПа когда Зоя Денисовна Пельц, хозяйка большой квартиры в центре столицы, открыла в ней швейную мастерскую, которая на деле являлась домом свиданий тогдашнего московского начальства с  хорошенькими швеями и манекенщицами, или, проще говоря, публичным домом.

Казалось бы, какая связь, кроме времени создания, разумеется, между этой бытовой историей и фантастической историей о полете на Марс? А вот есть! И заключается она в грандиозных возможностях для интерпретации, которые таят в себе оба эти произведения.

Тогда, год назад Вадим Смирнов обрушил на берущих у него интервью журналистов просто водопад нереализованных идей, каждая из которых, будь она воплощена, явилась бы шедевром. Но Смирнов укротил полет своей фантазии и создал совершенное творение о невозможности реализации любой мечты в тоталитарном обществе, которым, на поверку, оказалось то самое «светлое будущее».

Похожая ситуация и со спектаклем по «Аэлите», который воплотил на оренбургской сцене наш гость Олег Жюгжда, руководитель Гродненского театра кукол из Республики Беларусь. Работы этого мастера зрители могли увидеть во время театрального фестиваля «Гостиный двор» — «Трагедия Макбета» Шекспира в 2014 году и «Чайка» Чехова в 2017. Оба раза это были откровения, граничащие с потрясением, потому и запомнились на всю жизнь.

Итак, «Аэлита», она же по версии Жюгжды «Закат Марса». Первый вопрос к режиссеру и автору инсценировки более чем традиционен – почему пришла идея создания пьесы по, честно говоря, давно забытому роману. Нет, имя марсианской принцессы, конечно, на слуху и на виду – не было в СССР города или просто поселка, где кафе-магазин-ателье мод-парикмахерская-салон красоты, не именовались бы этим загадочным словом. Но кто это такая – многие давно забыли. А когда-то, в первой половине 20-х годов, роман был опубликован сначала в эмигрантских журналах, ибо создавал его Алексей Николаевич будучи в эмиграции в Париже, а потом и в СССР, когда писатель вернулся, и все, кстати, были счастливы, и никто ему в лицо не плевал.

Так вот, в те годы бешеная популярность истории про полет на Марс и любви землянина и марсианки была сравнима разве что с эпопеей Толкиена в 90-е. Ответ Олега Олеговича прост:

— Мечтал об этом чуть ли не с детства и начал работу над инсценировкой довольно давно, постоянно откладывая её из-за других текущих дел. Но пришла пора, когда стало понятно, что это произведение оказалось необыкновенно созвучно сегодняшнему времени.

 — Кстати, в первых изданиях романа у него есть подзаголовок «Закат Марса», который впрямую отсылает к очень популярной в те годы работе О. Шпенглера «Закат Европы». Речь там шла о том, что европейская цивидизация изжила себя, и пришло время её гибели. Но потом он был снят. Как думаете – почему, и с чем связано вынесение этих слов в название вашего спектакля?

— Знаете, с ходом времени начинаешь понимать, что многие произведения фантастики явились провидческими, и то, что когда-то казалось немыслимым, сбывается буквально на глазах, и дело здесь не в науке и технике, а в социальных аспектах. Так вот, часть предсказаний о будущем в «Аэлите» тоже сбывается. Я бы вообще сказал, что наш мир стремительно движется навстречу прошлому, как бы парадоксально это не звучало. «Закат Европы» перестал быть актуальным в самой Европе, но отзвуки его мощно звучат сейчас. В отличие от утопий, фантастика, обладающая даром предвидения, стремительно набирала силу и широко развивалась в СССР. Но, поскольку считалась литературой не очень серьезной, мало подвергалась цензуре. Потому, если внимательно читать фантастическую литературу, то там можно найти столько аналогий с современностью что иногда становится не по себе. Мир Марса описанный Толстым – это во многом время, в которое мы стремительно вошли.

— С чего началась работа над инсценировкой «Аэлиты» — с бытовых сцен или фантастических?

 — С бытовых. Я просто увидел эту каменную стену с окнами-глазками, в которых живут самые обычные люди, во многом изломанные революцией и гражданской войной. Но среди них есть исключение – инженер Лось, который и построил космический аппарат для полета на Марс.

Итак, после знакомства  с некоторыми персонажами – жильцами многоквартирного дома — открывается одна из дверей в стене, и из нее выходит живой человек, актер Артем Артемьев в облике инженера Лося, и это производит впечатление небольшого шока – настолько он являет собой точную характеристику героя: высокий с худым, немного изможденным лицом, короткой стрижкой, в полувоенном френче и с полным предчувствием трагедии во всем облике. Дубль актер-кукла происходит и со вторым главным героем – красноармейцем Гусевым, которого также внешне и внутренне убедительно воплотил Иван Панин.

На вопрос, когда пришло решение сделать двойное, актерско-кукольное воплощение героев-землян до начала или уже во время работы над постановкой, Олег Олегович ответил, что все основные решения он принимает во время работы.

Нужно сказать, что жанр спектакля обозначен как комикс, и об этом свидетельствует в первую очередь его визуальное решение – отдельные квадратики в стене впрямую отсылают к картинке в комиксе, и движение действия во многом копирует движение картинок. Здесь работа художника-постановщика Николая Дмитриева  полностью совпадает с режиссерским замыслом. И космический аппарат, перенесший героев на Марс, выглядит абсолютно игрушечно, то есть в полном соответствии с жанром.

Но что же там на Марсе? Здесь надо сделать отступление по поводу того, что первый вариант «Аэлиты» вышел в 1923 году, но в конце 30-х писатель основательно переработал произведение. И эти варианты сильно отличаются: так причиной отлета Лося на Марс в первом варианте была не только тоска по умершей жене, но и обжигающее чувство ненависти, разлитое по людской массе. Также были смягчены или вообще убраны эпизоды, говорящие о крайней нищете народа и некоторые другие. «Красный граф» отлично чуял веяния времен и умел подстроить текст под нужный контекст.

Таким образом, то, что стало классикой советской фантастики – это прилизанная переработка, что не исключает таланта Толстого в обрисовке характеров героев. Но, по словам Олега Жюгжды, за основу инсценировки он брал именно первый вариант романа.

Итак, наши герои прилетели на планету Марс, которая у них называлась Тума и обнаружили там высокоразвитую цивилизацию с технологиями немыслимыми на Земле того времени. В том числе – телевидением (живые картинки с бесконечными ток-шоу) видеосвязью, летательными аппаратами и другими технологиями, которые во многом достались марсианам от их предков атлантов, когда-то живших на Земле, но сбежавших оттуда в силу ряда трагических причин. Нет смысла пересказывать содержание, но есть потребность задать вопрос — насколько интереснее делать подобные спектакли в кукольном театре, нежели в обычном?

— В кукольном театре, также как и в фантастике, гораздо больше возможностей создать иллюзию жизни. Вроде бы все ненастоящее, но именно эта невзаправдашность и является истинной правдой, которую невозможно представить в обычном театре. Театр кукол свободен от многих, зачастую искусственно придуманных, театральных догм, здесь можно воплотить любые фантазии и никто не скажет что «так не бывает» — это же куклы! И когда бывший красноармеец Алексей Иванович Гусев в облике куклы настоятельно требует документа о присоединении Марса к Советской России, это может прозвучать, как нелепая идея не сильно развитого человека, но с другой стороны как пародия на «территориальное обжорство», свойственное многим политикам разных времен,  — говорит режиссер.

—  Олег Олегович! А Гусев, он вообще кто? Ведь в конце романа Толстой рисует его как абсолютно зарвавшегося политикана, создавшего «Акционерное общество для переброски воинских частей на Марс в целях спасения его трудового населения».

— У многих была мысль, что Гусев не просто так полетел с инженером Мстиславом Лосем, а по заданию конкретных органов, присматривать за человеком со странной фамилией и буржуйским именем. Тогда идея о присоединении Марса вовсе не кажется утопической. Но никакого подтверждения это не получило и все осталось как есть – в результате экспедиции оба героя поимели тяжелую психическую травму. А красавица Аэлита, также как и новая подружка Гусева Ихошка – это лишь сон или плод больной фантазии.

— Закатъ Марса – это не пустые слова, а воплощение в жизнь идеи властелина красной планеты, отца Аэлиты Тускуба – «уничтожить гнездо порока и умереть торжественно и спокойно». Но вторая составляющая сюжета – это наличие на Марсе агрессивного тоталитарного государства, против которого и поднимается трудовой народ с целью свержения диктатора. Аэлита же – вроде как козырная карта, которую разыгрывают её отец и гости с Земли.

 — Да, такая идея обыгрывалась Алексеем Толстым, но как-то она съёжилась и не получила развития. То есть восстание вроде бы и было, а может просто привиделось Лосю и Гусеву. Я предпочел все же «Закатъ Марса» — именно так, как произведение впервые было издано с сохранением старой орфографии.

Что ж, «каждый выбирает для себя». Но, стоит отметить, «Закатъ Марса» — это блестящая постановка, которая пока не имеет аналогов в нашем театре, где яркая театральность вплотную соседствует со сложной философской мыслью, а изобразительный ряд достоин отдельных восторженных эпитетов.

Напомню — художник-постановщик Николай Дмитриев (Рязань). Исполнители главных мужских ролей – Артем Артемьев (Лось) и Иван Панин (Гусев) настолько удивительно соответствуют придуманным Алексеем Толстым героям, что трудно себе представить кого-либо другого в этих образах. Небольшую роль властителя Марса (Тумы) Тускуба героически величаво воплотил Вадим Смирнов, худрук Оренбургсокго театра, который раз от разу проявляет себя как яркий талантливый актер.

В небольших ролях отлично показались Андрей Гордеев, Александр Казимирский, Петр Шуткин, Юлия Березина. Но уже пора сказать слова восторга об исполнительнице центральной роли.

Аэлиту сыграла несомненная прима театра Елена Смирнова. Начиная в 2007 года, когда она только приехала в Оренбург, Смирнова создала столь яркую вереницу самых разнообразных персонажей, что вспоминаются они только в превосходной степени восторга. Здесь уместно еще раз обратиться к спектаклю «Зойкина квартира», где актерское мастерство Смирновой проявило себя выдающимся образом. По сравнению с Аэлитой – это очень сложный драматический характер, равный, пожалуй, Саломее, еще одной героине, созданной Еленой Смирновой и отмеченной рядом наград. В заключение можно лишь поздравить театр с очередной удачей и поблагодарить Вадима Смирнова за то, что он не боится сложных задач, а Олега Жюгжду за то, что он эти задачи блестяще воплощает.

фото: Оренбургский государственный областной театр кукол

© Оренбург Медиа 2019

Top.Mail.Ru