Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

«Пока никаких работ не ведется, откройте проход людям». Сергей Салмин встретился с Тэффи Ротшильд в усадьбе Оглодкова

Первый заместитель главы Оренбурга Сергей Салмин встретился с жителями улицы Яицкой, дома которых соседствуют с объектом культурного наследия – усадьбой Оглодкова. В течение пяти месяцев люди завалили жалобами фактически все чиновничьи структуры и контрольные органы. Жителям заблокировали проход на улицу Яицкую между домами из-за якобы реконструкции старинного особняка, однако на деле строительные работы не велись, а арендатор не шел на диалог с жильцами домов.

В 2019 году здание на ул. Яицкой, 23 город передал на льготных условиях в аренду АНО «Евразийский творческий союз художников и реставраторов» под руководством некой Тэффи Ротшильд (настоящее имя президента Союза – Татьяна Ясакова). Имя руководителя для оренбуржцев стало известно после громкой истории с пожаром в усадьбе Городисского. У оренбуржцев и надзорных органов появилось много вопросов по условиям содержания исторических усадеб, в том числе по особняку купца Оглодкова.

Летом 2021 года Тэффи Ротшильд, по согласованию с мэрией, установила забор у усадьбы Оглодкова, что вызвало негодование местных жителей. «Оренбург Медиа» подробно писал об этой истории. Свое решение арендатор объяснила скорыми строительными работами, однако за все пять месяцев на месте ни разу не появились рабочие бригады, а документы на реконструкцию не согласовали с областной Инспекцией госохраны объектов культурного наследия.

С мая этого года жители активно пытались освободить выход на Яицкую всеми законными способами, однако тщетно. Их не слышал собственник – Комитет по управлению имуществом администрации Оренбурга, на месте не появлялась и не выходила на связь сама Ротшильд, несмотря на обилие судебных разбирательств, также вопросом пристально занимался депутат Горсовета Дмитрий Марсаков с помощниками, которые юридически доказали, что наличие забора на месте — это незаконный шаг.

 — Мы все невозможно устали от отписок со стороны властных структур. Нам обещали разобраться, но в итоге присылали все те же бумажки, в которых указывали на реставрацию здания, хотя по факту здесь никто и ничего не проверял. Нам сделали альтернативный выход на улицу, но это издевательство – промзона, мусорная свалка, ямы и отсутствие освещения. У нас здесь живут пенсионеры, у нас дети пошли в школу, и мы все это терпели, — рассказала жительница дома на Яицкой Татьяна Галикова.

Сергей Салмин приехал на встречу с жителями Яицкой после обращения к нему самой Тэффи Ротшильд. Арендатора возмутил тот факт, что город направил ей претензию о расторжении договора аренды в одностороннем порядке. По мнению, президента Евразийского творческого Союза, у нее все шло по графику и все реставрационные работы запланированы в срок. 14 сентября она побывала на приеме у первого заместителя города и потребовала аннулировать претензию. Салмин в ответ решил лично посмотреть на то, как идут дела в усадьбе.

Далее «Оренбург Медиа» приводит некоторые диалоги со встречи Ротшильд и Салмина в усадьбе Оглодкова. Они показательны в плане фактуры и, увы, доказывают несостоятельность арендатора и незаконность установки ограждения. Кроме того, есть моменты, которые демонстративно указывают на ложные сведения со стороны арендатора.

Ротшильд: Организовав волокиту, нам Департамент строительства три с лишним года не выдавал разрешения на установку забора. Рисковать жизнями людей, чтобы организовывать здесь строительную площадку и так далее. Только мы поставили забор…

Салмин: Так, стоп-стоп-стоп. Давайте вы не будете мне тут это (показывает жест «по ушам ездить») про разрешение и остальные бюрократические дела. Почему не выполнены работы по графику в 2021 году? Нехватка финансов или какие причины?

Ротшильд: Ну, во-первых, прошедший год был ковидным, никакие мероприятия не проводились, потому что они были по всей стране запрещены.

Салмин: Все стройки во всей стране проводились.

Ротшильд: Глубокий вздох.

Салмин: Ковид здесь не причем. Давайте не будем путать здесь разные вещи

Ротшильд: Хорошо….

Салмин: …И федеральные проекты все и стройки все исполнялось, и комфортную городскую среду строили и все сдали в срок. И бизнесу помогали, и стимулировали финансово. Вопросов нет никаких.

Ротшильд: Во-первых, мы не бизнес, мы некоммерческая орагнизация, занимающаяся культурой. Наша отрасль признана наиболее пострадавшей. Во-вторых, вопрос стоял по выдаче разрешения на организацию строительной площадки. Только 1 июня разрешение было выдано Корбаном (глава Департамента строительства и земельных отношений администрации Оренбурга – прим. ред.) на установку забора, что мы и сделали. Пока мы согласовывали подрядчика, потому что ни один подрядчик не заходит на объект. Это все в рабочем порядке.

Салмин: Сначала, вообще-то, определяется подрядчик, потом получается разрешение на строительно-монтажные работы, устанавливается строительный забор, обустраивается площадка и так далее..

Ротшильд: Мы не успели сделать это в рабочем порядке

Салмин: Подрядчик определен?

Ротшильд: Да, подрядчик определен.

Салмин: Договор подписан?

Ротшильд: Мы не успели его подписать еще.

Салмин: Договор подписан или нет?

Ротшильд: а как подписать договор, если мы его не можем выпустить на объект,ведь 17 августа я узнала, что администрация в лице Комитета по управлению имуществом с нами расторгла договор..

Салмин: Они к вам обратились с претензией. Ответа не последовало.

Ротшильд: На претензию, была направлена претензия в адрес Комитета и требование отменить решение комитета. С чем я и была у вас на личном приеме 14 сентября (стоит отметить, что 15 сентября Оренбургский областной суд рассматривал апелляцию по делу усадьбы Городисского, где Ротшильд была ответчиком и куда она не явилась, фактически обманув суд и предоставив ложные документы судье) с просьбой отменить это решение о расторжении договора. Каким образом мы должны проводить реставрацию, если в одностороннем порядке 17 сентября у нас расторжение? Ну дождались бы 31 декабря уже и посмотрели!

Салмин: Простой вопрос —  какова стоимость реставрационных работ?

Ротшильд: Большая.

Салмин: Сколько?

Ротшильд: Сейчас сложно сказать. И вы знаете, что оценка всех строительных работ в этом году подорожала.

Салмин: Цифру назовите, если у вас уже определен подрядчик. Просто назовите цифру. Есть же сметная стоимость, если определен подрядчик?

Ротшильд: Общая стоимость работ около 25 миллионов рублей.

Салмин: Вы данной суммой-то располагает? Можете не отвечать, конечно, это может быть псевдокоммерческая тайна. Но, тем не менее, я хочу понять, вам по силам этот объект?

Ротшильд: Вы же должны понимать, что средства будут привлеченными. Это не мои деньги.

Салмин: Давайте еще раз. Вы говорите, что добивались установки забора из-за начала строительных работ, то есть по факту должна быть смета и подрядная организация уже. Добились установки ограждения, а почему работы-то не начали?

Ротшильд: А как мы можем выпустить людей на работы, если только 1 июня получили разрешение на ограждение, а 20 июня его поставили? А 17 августа нам сообщили, что с нами расторгают договор?

Салмин: Сейчас-то что людям не даете проходить?

Ротшильд: Ну подождите, во-первых, мы вас ждали, чтобы вы к нам приехали.

Салмин: А что мешало вам людей не мучать?

Ротшильд: При чем здесь мучать людей? У людей есть свой земельный участок, этот выход он стихийно-сложившийся и им не принадлежит (На самом деле нет, потому что проходу между домами более 60 лет, а земля принадлежит муниципалитету и не входит в арендованную территорию, — прим. ред).

Салмин: Пока никаких работ не ведется здесь, откройте людям проход. Завтра же демонтируют ограждение по всему периметру. Приеду и проверю.

  • Это удивительная история про то, как у нас слышат простых горожан. Мы так долго стучались во все структуры власти, что просто уже руки опустились. Мы ждали, что к нам приедет первый замглавы. Ждали с сентября, когда узнали, что Ротшильд была на приеме у него. До сих пор не понимаем, почему этот вопрос нельзя было решить в Комитете по имуществу. Ведь простой вопрос, документально есть масса подтверждений о незаконности ограждения, но нас не слушали и не слышали. И спасибо, конечно, Сергею Александровичу, — рассказала жительница дома на Яицкой Анна Гуцол.

Сегодня, 20 октября, до конца дня забор на улице Яицкой, по требованию главы Оренбурга демонтируют. Этим занимаются сотрудники коммунального предприятия города. Также на месте «альтернативного прохода» по улице Черепанова на прилегающей территории организована уборка мусора. Сергей Салмин во время общения с жителями Яицкой осмотрел окрестности и дал ряд распоряжений своим помощникам.

  • Сегодня главный вопрос – открыть людям выход на Яицкую. Это простой вопрос и даже комментировать нечего. В дальнейшем будем решать, как поступить с арендатором. Должно быть понимание того, что ей по силам этот объект культурного наследия. Пока у меня этого понимания нет. Исковое заявление направлено в суд, претензия на расторжение договора аренды также имеется, — прокомментировал «Оренбург Медиа» Сергей Салмин.

Автор: Татьяна Гавриш

© Оренбург Медиа 2019

Top.Mail.Ru