Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Синтетика в Telegram, 33 смерти и запрет сниффинга: Андрей Вязиков о наркопреступлениях в Оренбургской области

В Оренбуржье за год зафиксировали почти 3,6 тысячи преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков. Оперативные службы отмечают незначительный рост, при этом раскрываемость составила почти 78%. Удельный же вес наркопреступлений в общей массе уголовных дел – 12-13%. Это большая и настораживающая цифра для региона. Из года в год переломить ситуацию пытаются правоохранители, надзорные органы и социальные службы.

Заместитель прокурора Оренбургской области Андрей Вязиков в интервью «Оренбург Медиа» рассказал о резком преобладающем росте синтетических наркотиков. За год их количество и места распространения увеличились кратно. Зампрокурора отметил положительную динамику при тестировании подростков в Оренбуржье и назвал недостаточной профилактическую работу в этом направлении.

— 2020 год мы закончили с ростом выявленных наркопреступлений. По данной статье задержаны 1227 человек и, что характерно, сохраняется тенденция у правоохранительных органов именно на выявление наркосбытчиков. Каждый из них, по сути, за свою «профессиональную деятельность» вовлекает в потребление наркотиков десятки человек. В последние годы мы видим развитие информационных технологий, способы передачи наркотиков стали изощренными, а сбытчикам запрещенных веществ помогают, как мессенджеры, так и социальные сети, — рассказал Андрей Вязиков.

-Как можно оценить доступность наркотиков в регионе? Есть какие-то особенности, факторы, указывающие на это?

Всегда оценка ведется по криминалистическим составляющим. Во-первых, падает цена на дозу, значит есть спрос, наркотика много. Во-вторых, наркоманы на учете и лица, которые уже были на учете, пошли заново к наркологу. Почему? Это значит полиция перекрыла каналы поставки наркотиков. У них уже привязанность к нему. И его нет на рынке, но человек вынужден идти к врачам и просить помощи.

Если раньше все эти факторы в совокупности давали результат, то с сегодняшней доступностью наркотика работать очень тяжело – это различные мессенджеры — анонимные Telegram-каналы и прочее. К примеру, мы мониторим сводку каждые сутки и не было еще ни дня без задержаний. Так, вот буквально недавно арестовали двоих молодых людей с 0,47 грамма героина. Стали разбираться, один 1992 года рождения, второй – 1988 год рождения. Приехали из северной столицы, наркотики достали в Москве, где им и сказали ехать и налаживать сеть в Оренбурге. Это был «пробник», на котором их задержали с поличным. Нужно отдать должное оперативникам, что уже на этом уровне удается отслеживать и задерживать сбытчиков.

Если о наркотиках говорить в цифрах, есть данные об объемах задержанных партий и изъятии?

 — В 2020 году из незаконного оборота изъято 150,9 кг наркотических средств. Из которых 108,4 кг растительного происхождения, а 42,9 кг – синтетического.  В 2019 – синтетики было 9,6 кг. То есть произошел рост в этой сфере в 4 раза. Доля синтетического наркотика составила 28%. Но мы прекрасно понимаем, что даже килограмм этих запрещенных веществ можно раскидать на столько доз…

Наши оперативники работают по изъятию очень серьезно. В 2020 году была пресечена деятельность межрегиональной группы, изъято почти 20 килограммов синтетического наркотика. В начале мая 2020 года в Оренбурге накрыли нарколабораторию с мефедроном. Среди населенных пунктов с наибольшей степенью распространения Оренбург и Орск.

 -Схемы распространения, в большинстве схожи – дилеры из других городов налаживают сети, обещают огромные деньги закладчикам, работают в сети Интернет?

-Эти люди не едут в Оренбург поездом или самолетом. Они заинтересованы попасть в город незаметно — на автобусах, такси, где возможен проезд без паспорта. Приезжают, снимают квартиру на чужие паспорта. В итоге мы получаем максимально обезличенного человека, который начинает работать. И поймать его по прошествии времени еще тяжелее. Здесь огромная роль и ответственность на тех, кто рядом – это соседи. Нужно быть бдительными, обращать внимание на детали, сообщать участковому о своих подозрениях. Общественности однозначно стоит быть активными и бить тревогу.

— Насколько актуальной в Оренбургской области остается тема потребления наркотиков среди подростков?

 — Сейчас мы, к сожалению, продолжаем фиксировать проникновение наркотиков в среду несовершеннолетних. Об этом говорят все наши криминалистические выкладки. Все больше упор начинаем делать на профилактическую составляющую, но пока наша оценка в том, что мы здесь все-таки не дорабатываем, в профилактике. Если активно действовать в этом направлении, то, по всем прогнозам должно уменьшиться количество преступлений, а этого пока нет.

Если вплотную заниматься профилактикой, то нужно доходить до каждого несовершеннолетнего, до тех, кто составляет его окружение —  поле социализации. По каждому наркозависимому, вернувшемуся из-за решетки, нужно заниматься – это социальная и медицинская адаптация —  и это, конечно, серьезный финансовый вопрос. А пока цифры профилактики совершенно не отражают реальной картины.

Есть один обнадеживающий фактор в этой работе – социально-психологическое тестирование. За пару лет нам удалось практически переломить ситуацию в Оренбуржье. Если вспомните, первоначально, тестирование вызвало шквал эмоций у родителей несовершеннолетних, и их можно понять, но со временем ситуация изменилась. Сами родители поняли и приняли этот метод. Осознали, что никто не собирается ломать жизнь ребенку, задача лишь выявить группу риска.

 — Что значит группа риска? И что за обнадеживающие результаты?

За два года – 2019 и 2020 – тестирование провели в 874 образовательных учреждениях области – это вузы, средне специальные образовательные учреждения и школы. Охват составил 109 408 человек. Из них почти 72 тысячи – это школьники (7-11 класс) и 32 тысячи – студенты ссузов. Цифра на самом деле огромная.

Почему мы обращаем такое внимание на эти опросники? Бывает же, школьники, 7-11 класс, некоторые вообще не знают тему наркотиков. А некоторые выдают такие познания, что вы реально понимаете, что он не то, чтобы потребляет, но вокруг него сейчас сформировалась такая среда, которая знает и понимает, что такое наркорынок, где найти курьера и какие наркотики характерны для нашей области. Вот этот ребенок он в группе риска и дальше уже идет разъяснительная работа – с родителями, педагогами, друзьями.

Вот постепенно, как пошли первые результаты, отношение родителей к тестированию резко изменилось. Они действительно поняли, что этот тест – это звоночек им и пошла положительная реакция.

-Какие результаты в итоге показало тестирование?

-По итогам тестирования в течение двух лет в группе риска оказались 1800 человек. В процентах, это 2% от всего количества протестированных учащихся и студентов. Но за этими двумя процентами 1800 ребят, которые по сути очень знают тематику наркопотребления. И нужно понимать, что за ними еще десятки тех, кто рядом – круг общения. Это верхушка айсберга, которая говорит, что вокруг этих подростков или студентов что-то происходит. Интересно, что из 1800 человек большинство, а это 890 – это студенты ссузов.

Профосмотром тоже удалось охватить около 9,5 тысяч несовершеннолетних. Положительный результат был выявлен только в 1 случае. И это и для нас серьезный звонок. Изучаем окружение –видим ребенка и взрослого, оцениваем доступность запрещенных веществ на рынке, понимаем, что-то изменилось и подросток сумел достать наркотик.

 — Очень активно обсуждалась в прошлом году тема сниффинга. Регион стал первым, когда выступил с законодательной инициативой на это счет.

— В 2020 году мы получили пять смертей среди несовершеннолетних. Сниффинг выстрелил настолько неожиданно, насколько это можно было себе представить. Мы даже не предполагали, что он настолько зашел в молодежную среду При чем это был не город Оренбург, а районы. Мы и подумать не могли, что это получит такое распространение.  Начали заниматься этой темой. Вместе с наркологами изучили состав смесей, посмотрели на их действие и эйфорию. Опять же огромную роль сыграли социальные сети и «сарафанное радио.». В итоге  — 5 смертей. При чем это не какие-то неблагополучные семьи, это была трагедия в среднестатистических семьях. Дети пробовали первый раз.

Поэтому мы стали активно этим заниматься и вышли с инициативой в Законодательное Собрание Оренбургской области. Нужно отдать должное, органы власти нас всячески поддержали. В итоге мы приняли этот запрет на региональном уровне. Вышло так же, как и с курительными смесями. Федерального запрета еще нет, но на местном уровне вопрос уже проработан.

Самое страшное – сидишь и думаешь, что еще придумают нового? Невозможно даже себе представить.

В 2019 году по решению суда социальную реабилитацию в Оренбургской области прошли 67 наркозависимых, в 2020 – 42 человека. На территории региона сегодня работают четыре организации, которые оказывают услуги по реабилитации и ресоциализации наркозависимых лиц в стационарных условиях. В Оренбурге и Оренбургском районе это благотворительный фонд «Добрые люди», ООО «Реальная помощь», РЦ «Шаг за шагом», фонд «Линия жизни». В них за год прошли социальную реабилитацию и адаптацию 73 человека.

В Оренбуржье на учете с диагнозом «наркомания» в 2020 году состояли 1176 человек, с диагнозом «наркопотребление» — 909.

За два года в Оренбургской области зафиксировано 191 отравление наркотическими средствами и 33 смерти.

© Оренбург Медиа 2019

Top.Mail.Ru