Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Котлетное лобби. Кто накормит школьников Оренбурга по указу Путина?

  • Автор: Татьяна Гавриш

Я честно, всеми правдами и неправдами, избегала этой темы все предшествующие недели. Слышала шум и шёпот телеграмеров, но до сих пор не прочла ни одной внятной проблемной статьи в СМИ, которая бы поведала мне о катастрофическом положении дел в организации школьного питания. Еще один индикатор – сын, который с первого класса, приходя из школы, в подробностях пересказывает мне меню. Да чего уж там, весь первый класс в лицей мы ходили за котлетами с пюре, знания вторичны.

Все это время не покидала мысль, что всю нашу родительскую общественность втягивают в авантюру уровня триллера. Потому что со всех утюгов вдруг понеслось о том, что никто иной кроме родителей не спасет блюдА в школьной столовой от «иноземных захватчиков». Для меня же это ужас на яву – принимать самое активное участие в формировании меню. Это я сейчас уже не как журналист, а как мама школьника, заявляю, как человек, который семь дней в неделю планирует меню дома, думает, чего перехватить на работе и чем потчевать друзей, которые мчат на ужин.

Как я поняла, у котлеты с пюре, макарошек и салата из капусты в школьной столовой сейчас столько контролеров, сколько нам всем никогда не снилось. От Роспотребнадзора и минздрава до прокуратуры и специальной комиссии родительского контроля. Анкетирование, живые опросы, работа в фокус-группах. Индекс несъедаемости даже придумали. Кто-то постоянно ходит и ест завтраки, обеды и полдники наших школьников. Всем нравится. Сильно нравится. Так, что из 64 616 детей в школах города неожиданно на питание пожаловались 22 ребенка. Это примерно 0,034%. Сейчас, внимание. Потому что это очень важная цифра. 0,034% — это тот показатель, вокруг которого вся история строится.

Так вот, наши «кормильцы», три комбината школьного питания, названия которых вспомнит редкий родитель, приводя ребенка в школу, с 1 января 2021 года могут остаться без работы. Вот прямо так. Все 2 000 человек и опытные современные фабрики-кухни рискуют не получить после торгов своих лотов. Это реально страшно. В новых реалиях, когда в школьное питание пришли государственные деньги (мы же все помним, что теперь с 1 по 4 класс дети едят бесплатно), получить их захотят и другие участники рынка. В бизнесе бы это назвали здоровой конкуренцией, в гастроэнтерологии — несварением.

Участники процесса осознают весь ахтунг, начинается легкий шёпот, который перерастает в открытое письмо к главе города, в котором комбинаты просят дать им доработать до конца учебного года. Во-первых, сильно подкосила пандемия, во-вторых, перестроиться быстро и безболезненно не получится, в-третьих, пролонгировать договоры позволяет законодательство, не хватает только росчерка пера градоначальника. И вот здесь начинается самое интересное.

В мэрии ситуацию с договорами увидели, как шанс начать всё с чистого листа. Изобрести велосипед. Шагнуть навстречу неизвестному будущему. Показать всю мощь административного ресурса бюрократической системы. Я даже не буду размышлять про компании, которые смогут зайти в город в качестве поставщиков. Тут от одного перечисления федеральных законов кровь в жилах стынет. Мне интересны причины, которые заставили искать этих самых новых поставщиков. Это же не те самые 0,034%? Такого же быть не может. Потому что логично здесь было бы работать с существующей схемой, усовершенствовать ее, сделать переход на новую систему незаметным и бесшумным. Тем более, это позволяет законодательство – есть масса уже работающих примеров в других регионах. Но у нас же с недавних пор принято бить в литавры. Собираем круглый стол, ищем публичного одобрения, не находим, обещаем подумать, как жить дальше.

Еще один аспект жизненно важный. И это буквально. Зная о ситуации, которая сегодня происходит с распространением COVID-19, мэрия начинает разговор о питании, издает типовые положения, собирает директоров на разъясняющие совещания. При этом в школах не хватает педагогов, потому что вторая волна коронавируса оказалась мощнее и ударнее, ужесточаются правила приема детей, и еще 1000 и 1 риск не стать очагом массового распространения. Но нет – диалоги о школьном питании самая рейтинговая передача в YouTube, по версии чиновников. Я не знаю, как в этом всем выживают директора. По-разному, наверное.

Еще чуть про родительский контроль. Видела в чатах результаты опроса на тему участия мам и пап в жизни школьной столовой. Так вот, там прямо живенько так проголосовали «за» серьезным большинством. Мол, да-да, вопросы питания – самые важные для детей, ничего нет важнее, чем залезть в тарелку. Я снова из опыта — у нас, что в детсаду, что в школе от призывов вступить в «родительский комитет» шарахались и бежали как от чумы. Времена меняются? Или все такие смелые в сетях? Десятки структур сегодня занимаются контролем за питанием в школах. Я не шучу, правда десятки. Мы посчитали. Так вот, вопрос для тех, кто голосовал «за», вы правда считаете, что 1) ваше мнение будет объективным в данном вопросе и 2) ваше мнение что-то значит в этой толпе проверяющих???

«Управление образования проводит постоянный мониторинг работы контрольных родительских комиссий, анализируя составленные акты, сделанные замечания и эффективность принятых школьными поставщиками мер по устранению и созданию услуги по предотвращению повторного нарушения», – цитата одного из участников круглого стола по организации школьного питания. Если вы в ней что-то поняли отпишите коммент. Буду благодарна.

Завершить текст хочется словами уважаемой Людмилы Марченко, председателя городской Общественной палаты.

«Надо включить мозги и не ухудшить ситуацию».

Очень трудно не согласиться.

© Оренбург Медиа 2019

Top.Mail.Ru