Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту





Кушкульские старатели: кто добывает ПГС под Оренбургом?

Общественный активист Вячеслав Антонкин — о добыче песчано-гравийной смеси под Оренбургом, законности и, возможно, «серых» карьерах.

Все началось с желания отсыпать площадку возле дома ПГС, чтобы не было лишней грязи.

Яндекс в помощь —  и передо мной телефоны организаций и частников, продающих инертные материалы в Оренбурге. Расположены карьеры примерно в одном месте — возле Кушкулей. Однако цена за куб ПГС от разных поставщиков варьировалась от 400 до 700 рублей.

Тут я удивился в первый раз и решил проехаться по складам, где лежал товар: может, у них размер гальки и процент песка отличается. Мне лично нужна была фракция покрупнее, а примесь песка поменьше.

Там, где было по 700 рублей, на мои 20 кубов никаких скидок не дали, а вот в другом месте скинули до 350 рублей. Причем качество смеси было примерно одинаковым.

Удивившись во второй раз, я решил подстраховаться, запросив отчетные документы и возможность безналичного расчета. Конторы с самыми низкими ценами мне отказали…

Люблю я, знаете ли, разбираться в таких странных ситуациях.  Алгоритм работы понятен: опыт поиска незаконных площадок по переработке шлама не прошел даром. Итак, я зашел на несколько геосервисов и просмотрел в режиме спутниковой съемки места, где добываются инертные материалы.

Пока просматривал карты, нашел еще несколько мест, в которых идет добыча ОПИ (общераспространенные ископаемые). В радиусе 5-7 км нашлось всего 8 мест со следами добычи, их выявить довольно легко: видны отвалы пустой породы, следы или наличие спецтехники.

Третье удивление: одни участки были оформлены под добычу ПГС и песка, а другие располагались на землях сельхозназначения с вкраплениями наделов для личного подсобного хозяйства.

Поразительные факты:

1.Масштабы добычи на незаконных карьерах таковы, что за годы работы изменялась береговая линия озера, были уничтожены деревья и плодородный слой вокруг на  нескольких тысяч кв.метрах;

2. Один карьер был спрятан в лесном массиве.  Явно подпольный, что позже подтвердила выписка из Росреестра;

3. Другой карьер вообще находился на режимной территории «за забором» и представлял собой речную косу, которую похоже летом просто грузили в самосвалы и вывозили.

В этот момент я перестал чему-нибудь удивляться. Даже тому, что должностное лицо, разрешающее незаконную добычу, всем известно. Пожалуйста, смотрите выписки: в том месте никаких участков, кроме лесного фонда и русла реки, не было.

Наличие подпольного и незаконного бизнеса — вещь довольно плохая. Однако, если  тайные хранилища паленой водки в неприметных орских складах ТЗБ пытались как-то скрыть, то бизнес по продаже недр — на виду у всех. Это крайняя степень. Только подумайте: нашими недрами торгуют, не скрываясь, прямо в 50 метрах от оживленной трассы!

Казалось бы: оплати разовый выкупной платеж при получении лицензии и скромный НДПИ (налог на добычу полезных ископаемых 5%) и спи спокойно. Ведь если ты этого не сделаешь, областной бюджет теряет несколько миллионов рублей даже на небольшом участке нашей благословенной и богатой малой родины…

Замечу, что ни копейки из этих налогов не уходит в Москву. Целиком и полностью эти суммы  пополняют закрома области и местного сельсовета.

Редакция «Оренбург Медиа» в ближайшее время направит запросы в Министерство Природных ресурсов Оренбургской области для уточнения факта получения Лицензий на добычу ОПИ на участках, где визуально осуществляется добыча, но в качестве разрешенного использования, указано «Для сельскохозяйственного производства или для ведения личного подсобного хозяйства».

Номера участков:

56:25:1409001:412

56:25:1409001:391

56:25:1409001:6

56:25:1409001:406

56:25:1409002:332

56:25:1409002:329

56:25:1409002:330Е

© Оренбург Медиа 2019

Top.Mail.Ru