Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Олег Рукавицын: Самый звонкий крик — тишина

Часто по работе натыкаюсь в архиве на снимки из роддомов, есть, правда, ещё холодное хирургически точное название — Перинатальный центр, но разве оно может сравниться по теплоте с простым словосочетанием «родильное отделение». Оно какое-то душевное, правда, читатель?

Борьба с первых дней

Медики, борющиеся за жизнь младенцев, счастливые родители, слёзы радости и гортанные животные крики малышни. Отцы, стоящие на исписанных тротуарах. «Спасибо за сына-дочь!»  — вот это вот всё. А потом, дальше я вижу собственные снимки, сделанные в приютах и домах ребёнка. Яркие, полные жизни и уже опыта, глаза малолетних людей и плечи возле окна в ожидании кого-то, кто придёт. Мне потом бывает трудно восстанавливаться. Всё время спрашиваю, где он, этот поворот не туда.

Я отснял много несчастий и могу точно сказать, основная ошибка обычного гражданина, который смотрит телевизор, или читает новости — это отдалённость от происходящего, чёткое ощущение того, что с тобой этого произойти не может. Зря. Однажды я спросил у пары, которая ездит в Крым на машине с двумя детьми, ночующих в палатках и кемпингах вдоль дороги: «А вы вооружены?». Для меня это был логичный вопрос. Крупная редакция, в которой я тогда работал, писала о серии беспрецедентно жестоких ограблений на дорогах. Никого не оставляли в живых. Так надо мной посмеялись, назвав паникёром. Никто ни от чего не застрахован, никто не даёт гарантий.

И сейчас, открывая сводку, я иногда седею от того, что происходит с детьми совсем рядом. Они тонут подвое, выходят из окон, их убивает биомасса, которую нельзя назвать людьми.
Я сам отец. И склонен рассматривать брёвна в своём глазу: когда этим занят, до соринок других нет дела. Да что там говорить, я до смерти боюсь облажаться. И трескаю себе по башке, задавая вопросы. Но то, что происходит — за гранью моего понимания. И здесь, в том, что я пишу, нет попытки найти корень зла и вырвать его. Всё сложно. Однако происходящее, уже больше похоже на роман Стивена Кинга, до жути достоверный с участием сверхъестественных сил. Как он любит.

Глядя на эти снимки,  хочется каждому поставить свечу во здравие. И помолиться. Из последних сил нужно стараться, поправить, если есть что. И это не совет, кому они нужны, советы… Потому что самый звонкий крик — когда его нет. Когда тишина и поздно.

Один из первых приютов в Оренбурге. 90-ые. Плёнка.

А ещё я люблю снимать, когда дети счастливы. А кто не любит?

«Оренбург Медиа» запустил специальный проект — Фотовитражи. Останавливаем мгновения вместе с фотографом Олегом Рукавицыным. Для тех, кто ценит момент и видит в фотографии нечто большее, чем просто выстроенный кадр. Наслаждайтесь. Думайте. Принимайте. Ищите нас в социальных сетях под хэштегом #фотовитражи

© Оренбург Медиа 2019

Top.Mail.Ru