Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Закон «о донатах и мандатах» дошел до Оренбургской области: кому запретят участвовать в выборах?

В Оренбургской области депутаты примут положения федерального закона, который запрещает участвовать в выборах экс-руководителям, участникам и сторонникам организаций, признанных экстремистскими или террористическими.

Что это за закон?

Ранее Президент России подписал закон, который запрещает участвовать в выборах в качестве кандидатов руководителям и членам экстремистских и террористических организаций, признанных таковыми по решению суда. То же самое касается и тех, кто финансировал такие организации.

Для руководства срок запрета составит пять лет с момента принятия судебного решения о ликвидации или запрете деятельности такой организации, а для рядовых участников — три года.

В Оренбурге — то же самое?

Губернатор Оренбургской области Денис Паслер внес на рассмотрение депутатов аналог федерального законопроекта. Аналогичные документы принимаются во всех регионах России.

Закон, принимаемый в Оренбуржье, касается выборов губернатора, депутатов Заксобрания, глав муниципалитетов, депутатов городских советов, сельсоветов и райсоветов. Его рассмотрят на ближайшем заседании Заксобрания.

Норма распространится уже на сентябрьские выборы, в том числе и на кампании, проходящие в Оренбургской области.

Что не так с законом?

Госдума приняла проект вскоре после признания Фонда борьбы с коррупцией Алексея Навального (организация признана иностранным агентом) экстремистской организацией по решению суда и запрещения его деятельности. Многие эксперты считают, что таким образом от выборов были отсечены сторонники оппозиционера. Глава комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и госстроительству Андрей Клишас отмечал, что закон не имеет обратной силы и политики, давно вышедшие из признанных экстремистскими организаций, могут спокойно баллотироваться. Это касается, например, экс-члена признанной экстремистской и запрещенной в РФ по решению суда НБП Захара Прилепина, который и вовсе идет в федеральном списке «Справедливой России».

Эксперты отмечают, что в законе много узких мест. Запрет распространяется и на тех, кто работал в структуре до того, как суд решил ее запретить или ликвидировать. Бывший руководитель столкнется с ограничением избирательного права, если оставил эту должность не ранее чем за три года до решения суда; бывший участник — если сотрудничал в течение последнего года до решения суда.

Причастность тех или иных лиц к работе экстремистской или террористической организации устанавливает суд. Она может выражаться в участии в мероприятиях этих организаций, перечислении пожертвований, оказании «имущественной, организационно-методической, консультативной и иной помощи».

Основанием для признания причастности могут стать и высказывания в поддержку организации, в том числе размещенные в интернете. В отношении официальных руководителей соответствующее судебное решение не требуется.

© Оренбург Медиа 2019

Top.Mail.Ru