Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

ПРОнефть. Виталий Никуленков о степени автоматизации, технологических «трендах» и профессии оператора

Термин «добыча нефти и газа» включает в себя длинную цепочку процессов – от разведки до переработки. Последние научные разработки, использование инновационного оборудования и автоматизация производства значительно упростили ручной труд в нефтяной отрасли и сделали его максимально безопасным. Так, на этапе подготовки нефти на промысле работают установки, отделяющие нефть от минеральных солей и воды. За пультом управления технологической линии — смена операторов, которые круглосуточно следят за параметрами оборудования.

Виталий Никуленков – специалист компании «Газпромнефть — Оренбург». Человек, который посвящает себя цифрам, графикам и параметрам. Виталий — оператор обезвоживающей и обессоливающей установки подготовки нефти и газа 5 разряда. Он работает на Восточном участке Оренбургского нефтегазоконденсатного месторождения (ВУ ОНГКМ). «Я однажды для себя решил, что наиболее близкая мне отрасль – нефтяная в силу ее динамичного развития и возможности работать на самом новом оборудовании, — отметил герой специальной рубрики на «Оренбург Медиа».

Сетевое издание «Оренбург Медиа» запустило серию партнерских материалов о профессиях, которые заинтересовали нас в нефтяной сфере. Публикация за публикацией мы знакомим читателей с людьми, которые работают в одной из ведущих отраслей региона, расскажем о редких и популярных специальностях, раскроем их с самых необычных сторон.

— Вы можете рассказать о том, в чем заключается важность процесса обезвоживания и обессоливания нефти? Почему этот этап требует так много «цифрового» внимания?

— Вообще, первичная подготовка нефти происходит непосредственно на объектах добычи. Добывая нефть, мы должны убрать содержащиеся в ней примеси, газ и воду для обеспечения чистоты продукта и его подготовки к транспортировке. Это важный и необходимый процесс, так как качество нефти должно соответствовать ГОСТу. Этот процесс подразумевает дегазацию, стабилизацию, обезвоживание и обессоливание. Если подготовка нефти проведена качественно, то сырье почти не оказывает вредоносного влияния на оборудование. В мои обязанности входит непосредственный контроль всего процесса.

Нефтегазоводяная смесь приходит со скважин по коллекторам на установку. Далее происходит процесс дегазации, нагрева, подачи химических реагентов и пресной воды. В результате образуется искусственная эмульсия, которая затем подвергается разрушению. Мы следим за параметрами качества продукции. Они должны соответствовать нормам технологического регламента, разработанного непосредственно для данной технологической линии.

— Это сегодня полностью автоматизированный процесс или ручное управление все-таки присутствует?

— Я сейчас работаю на новой технологической линии установки подготовки нефти и газа ВУ ОНГКМ, которую запустили в прошлом году. Автоматизация производства здесь составляет порядка 90%, то есть на 90% я могу управлять оборудованием дистанционно. По факту — это тот же персональный компьютер, только более сложный, который состоит из нескольких десятков мониторов. В программе системы управления задаются параметры.

Если раньше это были огромные пульты с тумблерами, датчиками и диафрагмами, то сейчас это просто персональный компьютер. Точнее, несколько компьютеров. Мое дело – наблюдать, чтобы параметры соответствовали технологическому режиму.

— Что является нормой в таком случае для технологического режима и насколько просто\сложно его поддерживать?

— Технологический режим – это поддержание заданных показателей каждого аппарата, трубопровода. Работа установки заключается в анализе данных. Ты анализируешь, следишь за тем, как меняются параметры. Мало того, на каждом параметре я могу открыть «тренд». По сути — тот же график, который строится по определенным показателям. Если я открою этот график, то по нему смогу судить о работе любого оборудования.

— О каком уровне безопасности можно говорить, имея в виду вашу работу, ведь вы работаете непосредственно на установке?

 — В нашей работе основной параметр – это безопасность. Чем меньше персонал работает непосредственно с продуктами процесса подготовки, тем лучше. За качеством продукции можно следить дистанционно и это, конечно, огромный технологический плюс.

Кроме того, у нас работает система противоаварийной защиты, которая предназначена для поддержания технологического оборудования и производства в безопасном состоянии, своевременном выявлении и предупреждении аварийных ситуаций. При изменении любых параметров процесса за рамки установленных регламентом, происходит остановка оборудования. Соответственно автоматика делает все необходимые действия за тебя – закрывает всю запорную аппаратуру и останавливает процесс.

— Какими базовыми знаниями должен обладать оператор установки? Можно ли сказать, что в школе физика и химия были вашими любимыми предметами?

— Нет, конечно. Я в детстве и не думал даже о профессии нефтяника. Я учился хорошо, но не скажу, что был отличником. После школы отправился служить в армию, потом вернулся и долго не мог найти работу. В итоге знакомые посоветовали мне пройти курсы по «нефтянке» в Бузулуке на базе учебного комбината. Я их окончил через три месяца и прошел практику, получил удостоверение оператора по добыче нефти и газа 4 разряда, еще примерно полгода был в статусе соискателя. Потом устроился в «Южуралнефтегаз» и позже уже «Газпромнефть — Оренбург». Ушел с головой в процесс подготовки нефти, а не добычи. И именно здесь сейчас и вижу свое будущее. Прошло почти 9 лет с того момента. Можно уверенно сказать, что занимаюсь любимым делом.

Ну а если про базовые знания, то здесь, конечно нужно знать физико-химические свойства нефти, газов, химических реагентов, различные технические характеристики и правила эксплуатации установок, оборудования, контрольно-измерительных приборов. Все это специфика профессии. Ну и, конечно, работа в новом цифровом качестве, с современным оборудованием.

— Как вы видите себя дальше в профессии?

— Если говорить о горизонтах, то они на самом деле без границ (улыбается). Я пришел сюда попробовать новое для меня направление и остался. Остался в профессии и с командой. Знаете, я ведь и друзей здесь нашел самых близких. Вместе потом на рыбалку, вместе на выходные, отдых с семьями. У нас большой дружный коллектив смены. Друг за друга горой и здесь мне очень повезло. Когда чувствуешь поддержку коллег, это дорогого стоит.

Особенно, когда понимаешь, что нужно двигаться дальше — учиться, когда вокруг столько технологических новинок и отрасль не стоит на месте. Нефтяная сфера сегодня – одна из передовых. Хотелось бы получить высшее образование по этому направлению. Желание есть огромное, но пока не могу найти возможности. Но в дальнейшем, уверен, что получится. Сейчас – работа и семья. У меня маленький сын. Ему полгода. И знаете, я думаю о его будущем, о том, кем он станет, когда вырастет. Еще не одно десятилетие нефтянка будет занимать ведущие позиции как в регионе, так и в стране, поэтому конечно, хочу, чтобы у нас это дело стало семейным.

Будьте первым, кто оставит комментарий!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

© Оренбург Медиа 2019

Top.Mail.Ru