Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту




Культурные слои города: орский путешественник Иван Сотников о проектах, Хармсе и смысле города

«Разговоры про город» — проект, который запустила в сети искусствовед, преподаватель кафедры дизайна Оренбургского государственного университета Эльвира Карпова.

Статьи в Telegram-канале задумывались, как откровения художников, дизайнеров, архитекторов и других небезразличных к городу людей. Формат  — интервью.

«Оренбург Медиа» поддержал проект и публикует его под рубрикой «Разговоры про город». Ищите статьи также в социальных сетях под специальным хэштегом #разговорыпрогород.

Новый герой рубрики — Иван Сотников — путешественник, краевед, гид, заместитель директора школы № 43 города Орска. Автор проектов «Казачья крепость», «Отдыхай с интересом», «Музей в теплице». Организатор фестиваля активного отдыха «Фрикаделька». Руководитель автомобильных экспедиций по Оренбургской области в 2009-2013 годах. Создатель туристско-информационного центра города Орска и электронного путеводителя по малоизвестным уголкам Оренбуржья. Эксперт проекта «Маршрут 56» на портале «Урал56.ru».

Первое, что я узнала про тебя было то, что ты хочешь сделать музей в теплице.

Да, в теплице, которая находится на территории школы. В 90-е годы ее обшили железом, чтобы не расколотили стекла. Если железо убрать, то это будет «хрустальный дворец». Меня эта тема долго держит и не отпускает, хочу сделать там музей. В теплице нет ни отопления, ни электричества — ничего. Площадь теплицы — 90 квадратов, плюс пристрой с кабинетом. Это муниципальная собственность, поэтому в любой момент музей может исчезнуть, только потому, что муниципалитет решит что-то с этой теплицей сделать. Но не думаю, что это произойдет — помещение никому не нужно.

В 2018 году я сделал путеводитель по Оренбургской области. Я разговаривал тогда с Игорем Валентиновичем Храмовым и он предложил его издать, при возможности. Сегодня путеводитель можно смотреть в электронном виде. Я высылаю его желающим по запросу. Зачем? Мне было интересно попробовать сделать информационный продукт. Сейчас у меня есть вопросы к дизайну путеводителя, но как источник информации для самостоятельных путешествия — это кладезь. Были мысли сделать сайт, но на это нужно время. Самое интересное, что по нему стали ездить.

В итоге, я решил стать гидом не только по горам и пещерам, но и по городу, чтобы рассказывать об этом. Приезжала Анна Мельникова с Бузулука, я её водил по старому городу. После этих бесед родился проект площади Богдана Хмельницкого. Сегодня назревает открытие туристско-информационного центра в Орске, Большая уральская тропа позволит привлечь в город туристов.

Любишь Оренбург?

Да, особенно центр и улицы, который идут перпендикулярно к Советской, не знаю их названия. А здание Империи Арт в стиле капром (капиталистический романтизм) — интересная тема.

*проходим мимо здания по улице Цвиллинга, 14/1*

Смотри, вот этих ручек ни в коем случае нельзя город лишать! Я видел в Орске многие заведения, где такие двери поменяли на что-то современное, даже и не вспомню как выглядит. Но если бы они хотя бы ручки оставили… Такие двери с ручками стояли во всех кинотеатрах, домах культуры, судах. Зачем они их сняли, я не знаю.

Как появился мурал в Орске?

Художник Александр Николаевич Лапшин сначала нарисовал Хармса.

Он взрослый?

Дааааа. Говорит он тихо-тихо. Александр Николаевич по образованию художник-декоратор и мечтает организовать детский театр. Зная современных детей, я думаю, смогут ли дети понять его художественную глубину. Когда мы с ним разговаривали, он сказал такую фразу: «Вот здесь бы как у Хармса». А мы, путешественники, постоянно возили с собой в поездки томик Хармса — он у нас в машине лежал. И однажды я сел на канистру и решил его почитать вслух, даже фотография осталась— я верхом на канистре, вокруг меня все собрались, слушают и улыбаются. Особенность Хармса в том, что его тексты представляют не смысловую единицу, а художественную.

Александр Николаевич рассказал, что рисует сейчас Хармса. Я попросил, чтобы он позвал меня на помощь. Но он не позвал — сам справился. Но я всё равно чувствую свою сопричастность к тому, что в городе Орске, ни с того, ни с сего, появился портрет Хармса! Нельзя сказать, что Орск какой-то центр культурного притяжения или там живут сплошь любители Хармса. Потом справа появился Маяковский в полный рост. Связи между ними никакой не было, два черно-белых изображения: слева — Хармс, справа — Маяковский. К чему бы это?

Ты спрашивал у него про задумку этой истории?

Не хочу, пусть остается загадкой. Душа художника, всё-таки. Маяковский и Хармс сопровождаются текстами, причем в текстах Хармса я обнаружил ошибки. Еще он добавил один не хармсовский текст. Считается, что это Хармс, но на самом деле это не верно. Есть даже отдельное исследование на эту тему — книга «Лев Толстой очень любил детей…» — анекдоты о писателях, приписываемые Хармсу под редакцией Софьи Багдасаровой.

И недавно, в центре всего появляется огромный Казимир Малевич. И представляется такая троица. У Хармса — тексты, у Маяковского — тексты, а у Малевича — фрагменты его картин, конница, девушки в поле, что-то еще. Малевич, как Библию, держит книгу с изображением черного квадрата. Цветной Малевич возвышается над всеми, над черно-белыми поэтами, непростыми, многослойными. Я вспомнил стихотворение: «Я сразу смазал карту будня, плеснувши краску из стакана» и понял, что Маяковский был первым перформанситсом. Он не просто стих написал, а стих-перформанс. Выплескивание краски, можно сказать, что на читателей. Маяковский рассказал, как искусством можно играть на флейте водосточных труб. Это самое великое стихотворение, я считаю.

Художник много чего зашил в этот мурал, осознанно или неосознанно — не знаю. Самое интересное, что это произведение родилось в Орске. С другой стороны библиотеки находится еще одна работа Лапшина — мурал посвящен типографике. Искусство говорит на многих языках, о которых мы не догадываемся. Думаю, что художниками двигает Великий текст, позволю себе такой термин. Текст не на бумаге, а во всём, такая всеобщая речь, абсолютная речь, очень точная и общая. Пусть она выражается разными словами и языками, но ее считывание происходит моментально. Особенно, если ты часть этого Великого текста.

Получается, что Александр Николаевич Лапшин — местный уличный художник. Что им двигает, интересно.

Он не уличный художник, просто он способен творить искусство на улице, вписывать его в контекст города. Всё это и поражает, и вдохновляет. Есть в Орске люди, которые тему эту тянут. Много споров про Чёрный квадрат, но посмотрите на контекст! Никто такого не делал, а он дает нам целое обоснование всего. Он же теоретик цвета. Малевич, Кандинский, их тексты читать очень сложно, а картины поглощаются целиком.

Я стал про Кандинского говорить потому, что мир Баухауса появился в Орске благодаря ему. В центре города архитекторы Баухауса целый городок построили. Почерк Кандинского, я думаю, был перенесён на архитектуру —всё-таки он преподавал в Баухаусе. Часто говорят, что Орск сделали обычные рабочие. Орск сделали умы и таланты. Вся мировая культура, можно сказать, своими руками создавала Орск. А рабочие просто делали. Эту тему нужно глубоко исследовать, диссертировать, дискутировать, привлекать кого-то.

В Орске есть баухаусовский детский сад №11, признан объектом культурного наследия. Садика там нет, потому что он не соответствует требованиям. Его хотели снести, представляешь? Как так? Как можно сносить наследие Баухауса! Быстро дали статус о.к.н. — сносить нельзя. Надо собраться и поработать с ним, он стоит пустой, в хорошем состоянии целое здание и территория. Это ядро нового города.

Ни разу не была в Орске, хотя давно собираюсь.

Пора ехать, значит. С удовольствием расскажу и покажу. Я хочу проводить не просто поверхностные экскурсии, а исследовательские, какие-то ядра, слои вычищать. Я это всё называю слоями, потому что учился на филфаке и на литературе XX века мы изучали многослойность сюжета, Булгаков, Томас Манн. То же самое должно быть на городском, урбанистическом уровне. Не просто лавочку поставить, а все должны понимать, что это, для чего, как себя будет чувствовать человек на этой лавочке, как себя будет чувствовать прохожий. Вот, можем вместе слои и почистить.

В Новотроицке, кстати, тоже интересно. Сейчас теряется смысл самого города, старая застройка стоит и растворяется — его бы пересобрать. Замершие 40-е годы, люди там тоже интересные. Больше развития сейчас там получают спальные районы, там какая-то движуха.

В Гае в рамках благоустройства сделали огромный парк, а рядом с ним — огромная монументальная площадь, по бокам сосны. Если ты не знаешь, что это Гай, то кажется, что сейчас встанешь, и там будет море. Напоминает крымскую природу. Деревни — это отдельный разговор. Вся идентичность в деревнях располагается в магазинчиках, там продается всё: продукты, канцелярия, в Башкирии — тюбетейки, кумыс, масло. Сосредоточение сельских жителей.

Текст: Эльвира Карпова, фотографии из личного архива Ивана Сотникова.

Хотите поддержать проект? Подпишитесь на Telegram-канал, рассказывающий о культурной жизни Оренбурга. Следите за новыми интервью, комментируйте интересное.









НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ
© Оренбург Медиа 2019

Top.Mail.Ru