Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Александра Неделько: Есть опыт, не надо ничего бояться, все реально

Участница Паралимпиады в Токио из Оренбургской области прыгунья в дину Александра Неделько дала интервью спортивному изданию «Удар56».

Спортсменка рассказала об Играх в Токио и планах на будущее.»Оренбург Медиа» публикует сокращенный вариант беседы.

– Когда вы поняли, что выступите на первых в своей карьере Паралимпийских играх?

– Только когда мы полетели в Токио. Я же отбиралась в Рио, должна была участвовать на предыдущей Паралимпиаде, должна была выиграть в Бразилии медали, но всю российскую сборную тогда не допустили до Игр.

В этот раз многие боялись, что может повториться что-то похожее. Еще и сами Игры перенесли с прошлого года. И только в самолете я поняла, что все-таки выступлю на Паралимпиаде.

– Следили за ходом Олимпийских игр, которые предшествовали Паралимпиаде?

– Да, за Олимпиадой следила, смотрела гимнастику, немножко смотрела плавание, где выступала Мария Каменева, ее заплывы.

Конечно же, смотрела легкую атлетику. Мы уже были на сборах, когда прыгала Мария Ласицкене (российская прыгунья в высоту, олимпийская чемпионка Токио – прим.). Думаю, что с улицы было слышно, как мы ее поддерживали.

– Что вам больше всего запомнилось из увиденного на Олимпиаде?

– Несомненно, победа Марии Ласицкене. У нее же не все получалось, были неудачные попытки, но потом она собралась и сделала 2,04 м. Просто нереально круто!

– Поделитесь вашими впечатлениями от Игр в столице Японии.

– Масштаб события, уровень его организации, слаженность – все это, конечно, впечатлило. Даже отсутствие зрителей на трибунах не испортило это впечатление.

Тренировки были на одном стадионе, олимпийский стадион – это другой стадион, рядом с ним еще один тренировочный стадион.

На олимпийском стадионе кто-то успел пробежаться в шиповках, но у меня такой возможности не было. «Попробовала» сектор непосредственно перед прыжком. Впервые в жизни выступала на таком огромном стадионе. Он, наверное, больше многих футбольных в нашей стране.

– 31-е августа, день вашего прыжка. Давайте его вспомним.

– Долго не могла заснуть накануне, до трех или четырех часов ночи. Да я и не видела смысла рано вставать, потому что у меня вечерний вид программы. Даже тренировки старалась переносить на вечер, что логично, когда ты прыгаешь вечером.

Часов в 10 или в 11 встала, позавтракала, начала собираться. Забыла, кстати, в номере топик, в котором должна была выступать. Сходила в олимпийской деревне в парикмахерскую, мне заплели косы. Помню, что еще что-то купила. Подумала, что надо себя как-то порадовать, поднять настроение перед самым главным стартом в своей жизни.

Наверное, как-то на меня повлияло десятидневное ожидание прыжка. Сложно в такой ситуации не перегореть…

– Что было на стадионе?

– Сначала ты приходишь в call room, там видишь своих соперниц. Организаторы проверяют у тебя шиповки, крепят номер… После – выводят к яме, где ты подбираешь разбег.

На российских соревнованиях на это дается минут 20, все быстренько, здесь же у нас было минут 40, была возможность сделать попытку, отдохнуть, потом сделать еще одну попытку, настроиться и перестать переживать.

В 2016-м году я могла стать второй на Паралимпиаде, здесь, в своей лучшей форме, могла завоевать бронзу. Я же прыгнула в Токио на 4,37 метра… До сих пор не могу сама себе объяснить, что случилось. Результатом недовольна, как будто не тренировалась. Прошла столько сборов, но куда все это делось?

Естественно, я рассчитывала на попадание на пьедестал, личные результаты и мировой рейтинг давали право это делать.

– Что, на ваш взгляд, повлияло на подготовку?

– В том году из-за карантина нас долго не пускали на стадион, я мало прыгала, мы тренировались возле Урала, бегали по лестницам, получали объемные нагрузки. Май, июнь, июль и, кажется, август были без стадиона, где-то в сентябре мы только на него попали.

В этом году прошли новогодние праздники, состоялась первая тренировка в манеже, после которой нам объявили: «Манеж закрывают, у одного из тренеров коронавирус, поэтому вы здесь тренироваться не будете». Думаю: «Я готовлюсь к Паралимпиаде, а меня не пускают в зал».

Объемные нагрузки – это, конечно, хорошо, но когда у тебя мало прыжков, то о каком результате может идти речь? Мы делаем все необходимые работы, подводимся, а прыгать-то негде!

– Из-за всех этих ситуаций у вас не было мыслей о выступлении за другой регион?

– Нет, об этом мыслей не было. Оренбургская область поддерживает меня, нам подняли зарплату, не вижу смысла уезжать в другой регион, где ты никого не знаешь.

Получается, что поддержка есть, но где-то ее не хватает. Возникают странные ситуации, как в случае с манежем. Хочется, чтобы у нас всегда была возможность тренироваться.

– Есть еще что-то, чего вам не хватает?

– Нам никогда не выдавали никакую экипировку, у нас это почему-то не предусмотрено.

Дарили костюмы с гербом Оренбургской области за успешное выступление на чемпионате России, но делал это Александр Бобков (и.о. директора ЦСП Оренбургской области – прим.), если бы не он, то, думаю, никто и не шевельнулся бы.

В этом году экипировку мне предоставил adidas, помог наш земляк Владимир Антманис, который раньше выступал за Оренбургскую область в барьерном беге, а сейчас работает в этой компании. Он мне позвонил, поздравил с достижениями и спросил размеры, а через какое-то время мне прислали шиповки, кроссовки, леггинсы… Именно то, что необходимо для тренировок. Это было очень приятно, огромное спасибо Владимиру за такой подарок!

– Какой главный вывод сделали для себя по итогам Паралимпиады?

– Главный вывод: есть опыт, не надо ничего бояться, все реально. И еще, что очень важно следить за своим восстановлением.

Перед сбором в Новогорске я травмировала стопу, пришла в спортивный диспансер на Постникова, где лечу все свои травмы, показала, что она у меня распухла. Мне «магнитик» сделали, но что от него толку. Пригодилась бы система «Game Ready», которой, к сожалению, в нашем диспансере нет (система терапии, воздействующая холодом и сжатием одновременно – прим.).

Приехала в Москву, там молодой человек знакомой, который играет в футбол, сказал, что они после таких травм за несколько дней восстанавливаются, а я к тому времени уже неделю не тренировалась, потому что не знала, как правильно действовать в этой ситуации.

– Давайте о приятном. О том, что было после выступления на Паралимпиаде, о вашем возвращении в Оренбург.

– Губернатор Оренбургской области в своем Instagram написал пост, встречи с Денисом Паслером у меня не было.

Естественно, поздравили с выступлением на Играх министерство спорта и Центр спортивной подготовки Оренбургской области, конечно же, родственники и друзья, ребята, с которыми я тренируюсь. Многие приехали на встречу в аэропорт.

Я около суток добиралась до Оренбурга, после посадки была никакая, но сильно порадовалась, когда увидела людей с цветами, встречавших меня в аэропорту.

Елена Павловна (Кальянова, и.о. первого заместителя министра физической культуры и спорта Оренбургской области – прим.) и Александр Михайлович (Бобков – прим.) меня всегда поддерживают, за что им большое спасибо!

– О Париже-2024 говорить еще рано?

– Нет не рано. Геннадий Чеботарев, мой тренер, не был со мной на сборах, но я ему еще на стадионе в Оренбурге перед своим отъездом в Новогорск сказала, что буду готовиться и к Парижу.

– Какой результат, на ваш взгляд, позволит попасть на пьедестал в Париже?

– Я считаю, что если прыгнуть за пять метров – 5,10-5,20 – с этим результатом можно будет попасть на пьедестал. И такой результат можно показать.

– А какие у вас ближайшие планы?

– Сейчас я отдыхаю, в этом году больших стартов уже никаких не будет, но могут быть какие-то местные соревнования.

Пройду углубленное медицинское обследование в Новогорске, вернусь в Оренбург и начну тренироваться, набирать форму к зимнему чемпионату России, где на всех уже будут серьезно смотреть.

– Расскажите о ваших занятиях и увлечениях вне спорта.

– Учусь в ОГПУ, в следующем году буду защищать диплом. Потом сосредоточусь на подготовке к Паралимпиаде в Париже, но с мыслями о магистратуре не расстаюсь.

Свободное время провожу по-разному: иногда могу просто взять и уехать куда-нибудь, книжки читаю, музыку слушаю, в гончарку иногда хожу, картины мне нравится писать. В прошлом году выучилась на визажиста, но поняла, что это не мое. Наверное, все еще ищу себя.

– Чего в глобальном смысле не хватает параспорту?

– Хочется, чтобы на параспорт обращали внимание не только во время Паралимпиад.

Прочитать интервью полностью можно на сайте «Удар56».

Беседовал Антон Виноградов

© Оренбург Медиа 2019

Top.Mail.Ru